Байден о ядерных угрозах Путина Украине. Эксклюзивное интервью CNN

Байден о ядерных угрозах Путина Украине. Эксклюзивное интервью CNN

Общие Политика

Байден в эксклюзивном интервью CNN оценил позицию Путина по Украине и риск применения ядерного оружия. Также президент США рассказал об изменении отношения к Саудовской Аравии, перспективах своего переизбрания и «наркотическом деле» сына Хантера.

Джейк Тэппер: Спасибо вам большое, сэр. Я очень признателен.
Джо Байден: Мне тоже очень приятно.
Тэппер: Для зрителей, которые не в курсе. Мы находимся в Зале с картами. Во время Второй мировой здесь был штаб Рузвельта, здесь он просматривал секретные донесения. А сегодня в Европе тоже идет война, и ставки высоки. Недавно вы сказали, что впервые после Кубинского ракетного кризиса появился реальный шанс применения ядерного оружия и что это чревато ядерным «Армагеддоном». Это ваши слова. Как вы думаете, насколько реально, что Путин применит тактическое ядерное оружие?

Байден: Едва ли он на это пойдет. Но я считаю безответственным с его стороны, как мирового лидера одной из крупнейших ядерных держав мира, говорить о возможном применении на Украине тактического ядерного оружия. Я хочу сказать, что исход может оказаться ужасным. И не потому, что кто-то собирается превратить это в мировую войну или что-то в этом роде. При ядерном ударе могут произойти ошибки и просчеты. Кто знает, к чему это приведет?
Тэппер: Где пролегает красная линия США и НАТО? Вы распорядились, чтобы Пентагон и другие ведомства подготовили ответ, если он действительно применит тактическое ядерное оружие? Или если он разбомбит Запорожскую АЭС и так далее?
Байден: По этому поводу были дискуссии, но я в это вдаваться не собираюсь. Было бы опрометчиво с моей стороны взять и раскрыть, что мы делать будем, а что нет.

Тэппер: Но вы попросили Пентагон взвесить возможный ответ? Просто на всякий случай?
Байден: Пентагон и просить ни о чем не надо.

Тэппер: А вот президент Франции Макрон сказал, что не может назвать шаги Путина рациональными. И предположил, что это может быть связано с его почти двухлетней изоляцией во время пандемии. А другие люди, некогда имевшие с ним дело, Кондолиза Райс, Боб Гейтс и Джеймс Клэппер назвали его поведение «неразумным» и «неуравновешенным». Вы считаете Путина рациональным игроком?
Байден: Я считаю, что он вполне рациональный игрок, но сильно просчитался. Мне кажется, он решил — вы, наверное, помните, я же предупреждал, что они собираются вторгнуться, что все эти 100 000 и более солдат… Но никто не верил, что действительно вторгнется на Украину.
Послушайте, что он говорит. Если вы вспомните его речь после того, когда решение было принято, то он сказал, что он должен стать лидером, который объединит всех русскоязычных. Это же просто… Я считаю, это безрассудно.
Тэппер: Так значит, если он действует безрассудно…
Байден: Я не про него сейчас говорил.

Тэппер: Но вы же только что сказали…
Байден: Я про его слова.
Тэппер: Понятно.
Байден: Но не цели. Полагаю, Джейк, он рассчитывал, что его встретят с распростертыми объятиями, что он вернется в Киев, откуда пошла Россия-матушка, и ему буду рады. Но я считаю, что он полностью просчитался.

Тэппер: Несколько дней назад вы заговорили о поиске выхода для него. Он приперт к стене, загнан в угол, и возникают вопросы, насколько он вообще рационален. Он и раньше-то был жестокий диктатор. Какой тут вообще может быть выход? Как ему уйти с Украины, избежав неприемлемого для нее захвата территории?
Байден: Я не знаю, что у него на уме. Но уйти он явно мог. Мог уйти и наверняка сохранить свое положение в России, внушив своим соотечественникам мысль, что во всем этом был некий смысл, что он добился своих целей и что русским пора возвращаться домой.
Тэппер: Вы согласитесь на встречу с ним на полях «Большой двадцатки»?
Байден: Я с ним встречаться не собираюсь. Но, например, если бы он сам ко мне подошел и сказал: «Я хочу поговорить об освобождении [Бриттни] Грайнер», то я бы встретился. Я хочу сказать, что возможны варианты. Но чего я точно не могу себе представить… Смотрите, у нас есть позиция. Сегодня утром я провел встречу «Большой семерки». Главная мысль такая: никаких договоренностей об Украине за ее спиной. Так что я не собираюсь — да и никто другой не будет — вести с Россией переговоры о том, как им остаться на Украине, удержать какую-то ее часть и так далее. Так что все зависит от того, о чем именно он сам захочет поговорить. Не забывайте, он же действовал жестоко. Очень жестоко. Я даже считаю, что он совершил военные преступления. Поэтому и не вижу смысла встречаться с ним прямо сейчас.
Тэппер: Услышав слово «Армагеддон», люди пугаются. А от президента США — тем более.
Байден: Да.

Тэппер: Как вы думаете, может ли открытое обсуждение такого рода вещей, что Путин может применить ядерное оружие, возыметь противоположный эффект? И наши сомневающиеся европейские союзники еще сильнее испугаются конфронтации с Путиным?

Байден: Нет, я так не считаю. Я полагаю, у этих слов есть свой адресат… Я имею в виду самого Путина. Он ведь не может и впредь безнаказанно говорить о применении тактического ядерного оружия, словно это рациональное поведение. Случаются ошибки. Они ведут к еще бóльшим просчетам. Никто не поручится, к чему это приведет, и дело может закончиться Армагеддоном.
Тэппер: И вы боитесь, что до этого дойдет?
Байден: Ни один здравомыслящий человек не станет рассчитывать, что тактический ядерный удар и гибель тысяч человек ни в коем случае не выйдет из-под контроля.
Тэппер: Давайте перейдем к Саудовской Аравии. Ваши союзники-демократы на Капитолийском холме считают, что, когда вы отправились в Саудовскую Аравию и стукались кулаками с ее наследным принцем, Америку надули. Теперь, несколько месяцев спустя, стало ясно, что ОПЕК, где заправляет Саудовская Аравия, сокращает нефтедобычу в партнерстве с Россией. Председатель сенатского комитета по международным отношениям Менендес только что призвал заморозить сотрудничество с Саудовской Аравией, в том числе основные поставки оружия. Сенатор Дурбин, второй демократ в Сенате, считает, что саудовцы встали на сторону России, а не США. Как вы думаете, не пришло ли время для США переосмыслить отношения с Саудовской Аравией?
Байден: Да. И, кстати, давайте разберемся, почему я поехал. Я поехал не ради… не ради нефти. Я хотел дать понять, что мы не собираемся уходить с Ближнего Востока и устраняться от происходящего. И, кстати, я только сегодня разговаривал по телефону с президентом… с премьер-министром Израиля и президентом Ливана. Они разработали договоренность. Они давно воевали, даже объявляли войну друг другу. Так вот, они разработали пограничные соглашения на востоке Средиземноморья — по нефти. И они собираются заключить историческое соглашение. Израильские самолеты летают над Саудовской Аравией. У нас есть подвижки насчет того, как мы поступим на Ближнем Востоке в связи с иранской агрессией. Дело не в том, что… Там восемь разных участников. Так что дело не в нефти.
Тэппер: Хорошо, но вы…

Байден: Но мы должны ответить, и мы обязательно ответим, когда Палата представителей и Сенат вернутся. За то, что они сделали вместе с Россией, их ждут некоторые последствия.
Тэппер: Какие именно? Менендес говорит о приостановке оружейного экспорта. Вы рассматриваете эту меру?
Байден: Вдаваться в подробности я не буду. Но последствия будут.
Тэппер: Через четыре недели состоятся промежуточные выборы. На первом месте для избирателей остается экономика. Генеральный директор банка JPMorgan Chase заявил, что в ближайшие девять месяцев США наверняка войдут в рецессию. А Bank of America подсчитал, что в худшем случае США начнут терять по 175 000 рабочих мест в месяц. Бензин снова дорожает. Не пора ли американскому народу готовиться к рецессии?
Байден: Нет. Послушайте, они говорят о ней раз в полгода. Раз в полгода они смотрят вперед и сулят нам рецессию. Но до нее дело так и не дошло. И нет никакой гарантии, что она наступит. Я лично так не думаю. И даже если и наступит, то совсем небольшая. То есть мы лишь немного сдвинемся вниз. Давайте лучше подумаем о том, что произошло. Мы хорошо поработали. Экономически и политически мы сейчас в лучшем положении, чем любая другая мировая держава. Мы… да, у нас есть настоящие проблемы. Но посмотрите, чего мы добились. Мы приняли ряд законодательных актов, очень важных. Например, насчет Американского плана спасения — по борьбе с инфляцией — мы идем вперед. Я хочу сказать, что мы сделали так много, а люди все равно автоматически говорят о рецессии, хотя никаких предпосылок… Ее пророчат то и дело, вот, например, в последний раз…
Тэппер: Но ведь вы сами только что сказали, что небольшая рецессия возможна.

Байден: Возможна. Да, возможна. Но я лично ее не жду. И смотрите, мы ведь говорим о том, как это скажется на американских семьях. У них есть повод беспокоиться насчет цен на энергоносители. И по ряду других вопросов. Но посмотрите, что мы сделали. Мы смогли… вот Закон о снижении инфляции. А вот… послушайте, я знаю, что часто цитирую своего отца. Но мой папа всегда спрашивал: «А среднему классу легко дышится?». Главное — чтобы оставались деньги в конце месяца, когда все счета оплачены. Есть масса способов облегчить бремя тех, кому сейчас действительно тяжело и кто с трудом сводит концы с концами. Ради них мы и приняли Закон о снижении инфляции.
А еще смотрите: мы снизили цены на лекарства. Мы добивались этого уже много лет и, наконец, добились: программа по медицинскому уходу за престарелыми сможет договариваться о ценах на лекарства. Ведь лекарства у нас самые дорогие. Мы платим за них больше других стран. А теперь пожилым американцам больше не придется платить за лекарства больше 2 000 долларов в год — сколько бы они ни стоили. Мы снизили цены, мы позаботились о том, что инсулин будет стоит не дороже 35 долларов в месяц и так далее. Так что мы действительно много сделали.
И то же самое с энергетикой. Мы приняли… все, что входило в мою предвыборную платформу по вопросам энергетики.
Тэппер: Понятно.
Байден: Что же касается энергетической проблемы, то нам предстоит иметь дело с глобальным потеплением как таковым. Мы выделили помощь общей суммой в 368 миллиардов долларов. По словам банкиров, она принесет 1,7 триллиона долларов сторонних инвестиций. Взгляните, что происходит — какие инвестиции делаются сейчас в Америке.
Тэппер: Да.
Байден: Более того…
Тэппер: Как по-вашему, у демократов сейчас есть опора?

Байден: Я считаю, что да. Я знаю, чтó мы делаем. Контраст налицо. Мы знаем — а на какой платформе идут на выборы республиканцы? За что они? И за кого? Они хотят пустить под нож социальное обеспечение. Каждые пять лет приходит новый лидер и говорит: «Надо отправить то-то и то-то в частные руки». Медицинскую страховку и так далее. Никакой преемственности, это даже не обсуждается. И первое, что они пообещали сделать, это отменить Закон о снижении инфляции. К чему это приведет? Они поднимут цены на лекарства и поднимут расходы на медицину. Люди лишатся налоговых льгот и средств на утепление домов. Я попросту не понимаю, чего они добиваются.
Тэппер: Из репортажей CNN и The Washington Post складывается ощущение, что прокуратура склоняется к тому, что у нее достаточно улик, чтобы обвинить вашего сына, Хантера, в налоговых преступлениях и ложных показаниях о покупке оружия. Как вы к этому относитесь, как политик и по-человечески?
Байден: Ну, во-первых, я горжусь своим сыном. Мой мальчик… хотя он давно уже не мальчик, а взрослый мужчина. С ним случилось то же несчастье, что и со многими другими семьями: он «подсел» на наркотики. Но он поборол эту пагубную привычку. И начал новую жизнь. Я не сомневаюсь, что он знает, что говорит и делает. Например, он написал книгу о своих проблемах, где изложил все без обиняков. Я горжусь им. Недавно он пришел и сказал мне: «Кстати насчет пистолета — я ничего об этом не знал». С его слов было так. Когда подаешь заявку на покупку оружия, вас спрашивают: «Вы употребляете наркотики?». Он ответил, что нет. И он написал об этом эпизоде у себя в книге.
Тэппер: Именно.
Байден: Так что я доверяю сыну. Я очень его люблю. Он «чист» уже несколько лет. И я очень им горжусь.
Тэппер: В следующем месяце вам исполнится 80 лет. Заранее не поздравляют, но с днем рождения!
Байден: (смеется).

Тэппер: Как только заходит речь о вашем возрасте, что вы — старейший президент в истории США, вы всегда говорите: «А вам слабó?». Электорат следит за вами. И избиратели-демократы вашу работу одобряют. Подавляющее большинство из них вас любит. Однако недавний опрос показал, что почти две трети избирателей-демократов хотят в 2024 году нового кандидата. И главная причина, которую они назвали, — это ваш возраст. Поэтому что вы скажете демократам, которым вы нравитесь, которые одобряют вашу работу, но которых беспокоит ваш возраст и должностные обязанности?
Байден: Они переживают насчет моих достижений. Но поглядите, сколько всего я уже сделал. Назовите мне президента в новейшей истории, который бы сделал столько же за первые два года. Я не шучу. Некоторым может это не понравиться, но подавляющему большинству американцев нравится. Так что вопрос стоит в том, справлюсь ли я со своими обязанностями. А я уверен, что справлюсь. Раньше же справлялся. Я всегда делал больше. Я снизил инфляцию. Я принял все законы, что обещал. Я обещал это сделать, и сделал. И продолжаю делать. Вот недавно мы гарантировали, что наши ветераны получат компенсацию за риски для здоровья при…
Тэппер: Сжигании отходов.
Байден: Сжигании отходов. А еще мы наконец-то примем меры насчет стрелкового оружия. Я собираюсь добиться запрета на штурмовые винтовки. За мой срок я это добьюсь. Опять же, я не шучу. Сами увидите. Поэтому правильный вопрос — это найдется ли другой президент, который бы сделал столько же за первые два года? Они ведь говорят о моем возрасте с того момента, как я выставил свою кандидатуру. Ну так что?
Тэппер: Вы…
Байден:Приходите как-нибудь утром, потренируемся вместе.
Тэппер: Спасибо за приглашение — в любое время! Большой вопрос, конечно, — это когда вы сделаете официальное заявление о том, будете ли вы баллотироваться в 2024 году на переизбрание. Как вы полагаете, вы определитесь до конца года?
Байден: Послушайте, я не собираюсь всё сводить к моему решению. Я проведу промежуточные выборы. А после них, в ноябре, сяду и буду решать.
Тэппер: Вы считаете, что вы единственный, кто сможет победить Дональда Трампа?
Байден: Уверен, что смогу.
Тэппер: Хорошо, господин президент, большое спасибо за время, что вы нам уделили. Мы действительно это ценим.
Байден: Спасибо вам.
Тэппер: А еще я знаю, что вы болеете за «Филлис»! (Philadelphia Phillies – профессиональный бейсбольный клуб из Филадельфии, выступающий в Главной лиге бейсбола. – Прим. ИноСМИ. )
Байден: Еще бы! Иначе бы меня из спальни выставили. У меня же жена из Филадельфии!
Тэппер: Спасибо, сэр.
Байден: Вам спасибо.