Глазьев предложил альтернативу долларовой системе

Глазьев предложил альтернативу долларовой системе

Последние Рекомендуемые Технологии

Академик Сергей Глазьев в газете «Ведомости» (которая недавно перестала быть рупором либералов) написал программную статью, в которой сформулировал принципы построения в России и Евразии самостоятельной денежно-финансовой системы. Вообще, Глазьев один из немногих, кто в нынешней турбулентности продолжает мыслить системно, не размениваясь на телеграм-шумиху и медийные пузыри. В его тексте, по сути, пунктирно сформулирована альтернатива долларовой системе в финансовых расчётах.

Начинается статья с утверждения, что США приблизились к катастрофе по гиперинфляционному сценарию, что бы не делала ФРС, а потому англосаксонский капитал собирается «перевернуть стол, разменяв собственное тотальное преимущество в мировых финансах и торговле на хаос у противника». Глазьев предлагает «построить собственную систему безопасности, торговли, расчетов, не дать похоронить себя под обломками сносимой западной системы».

Дальше привожу отрывок прямой цитатой с моими пометками.

***

«Кощеева смерть» этой, казалось бы, вечной системы колониального (неэквивалентного) экономического обмена находится на самом острие финансовой иглы – это пирамида деривативов как на финансовые, так и на реальные активы.

Пирамида перевернута – и это громадный рычаг управления: в соотношении 1 к 10 к реальным активам мультиплицируются банковские и фондовые активы, еще 1 к 10 к ним – строятся сами деривативы («сделки пари»), забалансовые обязательства на сырьевых, товарных и капитальных рынках. С таким общим рычагом (1 к 100) можно рисовать любые цены на активы и ресурсы, что Запад последние полвека и делал, перераспределяя богатство периферии в пользу метрополии.

Эта игра кончается. Россия уже выдернула основание из-под пирамиды рынка газа ($20 млрд), сейчас Европа должна найти средства для рефинансирования маржин-колов в системе спотовой торговли газом и электричеством на 1,5–2 трлн евро. Предстоит выдернуть основание под рынком золота, а это $200 млрд в год (из которых $20 млрд – добыча России, еще $100 млрд – Китая и других стран БРИКС), создав Московский золотой стандарт в сотрудничестве с Шанхайским. Китай и Индия – крупнейшие потребители физического золота в мире (более 2000 т в год, или две трети мировой добычи). России надо присоединится к клубу, покупая в резервы всю добычу металла и переработку золотого лома в стране (365 т) и еще требуя оплату за свои энергоресурсы в физическом золоте от недружественных стран (им платить больше нечем), всего до 1000 т в год.

Такие же действия должны быть предприняты на других сырьевых рынках: удобрений (Россия контролирует в пересчете на зерно 275 млн т – почти треть мирового рынка, по оценке Андрея Мельниченко, этот объем обеспечивает продовольствие на 750 млн жителей Земли), урана (больше половины), палладия, бриллиантов, нефти и нефтепродуктов. Нужна собственная (евразийская) система ценообразования на все ресурсы с отвязкой от коллапсирующей западной системы. Но не только на ресурсы, но и на технологии (а это уже $1 трлн в основании пирамиды) и капитал (десятки триллионов). Именно процентные ставки, оценки страновых и корпоративных рисков – главная часть пирамиды деривативов (включая процентные свопы более чем на $200 трлн).

Изменение процентных ставок на 3-5% с рычагом на рынках капитала хотя бы 1 к 10 дает рост стоимости обслуживания (и убытки по процентным свопам, продавцами которых выступают крупнейшие банки, типа JPMorgan, CreditSwiss, DeutscheBank и др.) потенциально в триллионы и десятки триллионов долларов. Легче опрокинуть «игровой стол», чем распутывать/санировать этот глобальный Lehman Brothers в степени n.

Крупнейшие страны Евразии должны согласовать свои действия в финансово-торговой сфере на кратко-, средне- и долгосрочный период. Они могут перейти на торговлю в национальных валютах. Для поддержки ликвидности – заключить кредитно-валютные свопы между центробанками в размере минимум трехмесячного объема взаимной торговли. Взаимно принимать валюты в свои золотовалютные резервы. Сформировать платежно-расчетную инфраструктуру. Дедолларизировать инвестиции и кредиты. Такой переход потребует один-два года, при условии нахождения компромиссов (по типу весов стран в Пуле валютных резервов БРИКС).

Необходимо формировать альтернативную (евразийскую) международную систему экономических оценок (рейтинги, аудит, стандарты банковского регулирования, оценка активов и др.) и биржевых цен на основные ресурсы, в перспективе – на технологии и капитал. Для этого требуется создание единого биржевого пространства, заключение долгосрочных соглашений о принципах формирования цен и оценок, прямые торгово-клиринговые отношения бирж. При этом цены в Евразии будут объективно ниже, чем на западных биржах, так как Евразия является основным производителем и поставщиком ресурсов, технологий, реального (а не эмиссионного) капитала. Это потребует 3-5 лет напряженной работы.

Наконец, в долгосрочном плане требуется восстановить и развить экономику Евразии после уже развязанной (и еще на подходе) Западом войн на нашем континенте. Это надо делать на новой технологической и институциональной базе, для чего нужно на один-два порядка нарастить мощность совместных институтов развития, потоков прямых инвестиций. Китай, например, имея соответствующие технологии и мощности, был бы заинтересован нарастить сеть высокоскоростных железных дорог. Россия имеет избыточные мощности в энергетике и способна построить с партнерами (Индия, Иран, Китай и др.) не просто транспортно-логистические коридоры (Север – Юг, Восток – Запад), но и масштабные замкнутые системы энергопоставок по всем направлениям, обеспечить черными и цветными металлами энергетику, авиационную промышленность, АПК и машиностроение.

Программа развития Евразии может быть рассчитана на 15-25 лет и стоить 5-7 годовых ВВП стран ШОС, но она обеспечит им лидерство в новом, постзападном мире. Понимая логику сноса западной торгово-финансовой системы, можно и нужно выйти «за флажки» навязанного мейнстрима, предложив картину социально-экономического будущего Евразии и мира, сформировать «дорожную карту» реализации стратегической идеи Большого евразийского партнерства.